Максимиллиан Филипп: Рад быть игроком «Боруссии» Дортмунд

Три месяца пришлось провести Максимиллиану Филиппу вне игры из-за травмы колена, полученной в матче против «Байера». Но сейчас летний новичок дортмундской «Боруссии» вновь вернулся на поле и рассказывает об этом, а также о тяжёлых временах и собственных целях с «чёрно-жёлтыми» в эксклюзивном интервью с журналистами Ruhr Nachrichten.

 

Филипп нашёл время пообщаться с представителями газеты в очень необычное время — между двумя тренировками команды в воскресенье. «Сегодня утром было тяжело», говорит он. Но в любом случае он уделил 45 минут своего времени журналистам.

 

В последнее время ваша жизнь была богата на события. Победа на молодёжном чемпионате Европы, переход в «Боруссию», супер-старт с новой командой, а затем и кризис. После этого вы серьёзно травмировали колено. Были ли в вашей жизни 9 месяцев, в которые всё происходило так же быстро?

 

— Да, многое произошло за это время. Но такое же было, когда я играл в составе «Фрайбурга». Сначала мы вылетели из Бундеслиги, но потом сразу же туда вернулись. Но для меня, конечно, это был большой прыжок вперёд. Это рабочий процесс. Когда всё работает по плану – ты счастлив, но когда нет, то такой период просто нужно пережить. Последнее, что со мной случалось из неприятного, так это та самая травма колена, и это отдельная не очень лёгкая для меня история. Но я зацикливался лишь на будущем, ведь впереди был 2018-й – новый год, новая удача.

 

Когда вы вернулись из леверкузенской больницы на стадион у вас на лице всё было написано. Вы уже тогда знали, насколько всё плохо?

 

— Врачи сразу же предположили, что я надорвал крестообразную связку колена, но я был уверен, что это не так. Я быстро почувствовал, что знаком с подобным повреждением. Когда мне было 16 лет, у меня уже была дислокация коленной чашечки. Только на другом колене.

 

То есть, вы тот, кто всегда ориентируется на будущее?

 

— На самом деле, да. Я уже был знаком с травмой и знал, как с ней справиться. Но сначала, конечно, это был огромный для меня шок.

 

Но это лишь свидетельствует о вашей природе, не так ли? Вам ведь всегда было нелегко?

 

— Да, так и есть. Мне не было легко. Но это и отличает меня как напористого футболиста, который никогда не сдастся. Я никогда не был сверхталантливым парнем, о котором говорил каждый житель города. Но я знал себе цену и был уверен, что переступлю через трудности.

 

Откуда такая амбициозность? Кто даёт вам такую поддержку и чувство стабильности?

 

— Конечно же, это моя семья. А также мои самые близкие друзья, которые всегда говорили, что я смогу. В своё время это были очень важные слова и «толчки» со стороны моего окружения, особенно матери, которая всегда делала для меня всё возможное. Я очень ей благодарен.

 

В 14 лет мечту пришлось отложить? Тренер берлинской «Герты» U-15 отсеял вас из состава…

 

— У нас в команде было много футболистов, которые были и сильнее, и выше меня с моими 155 см. Можно сказать, у меня уже были определённые качества, но тренер отдал предпочтение другим футболистам.

 

Как дальше развивалось ваше становление как футболиста?

 

— После ухода из «Герты» я много думал, достаточно ли моих качеств для того, чтобы стать профессиональным футболистом. В то время я переключился на «Энерги» Коттбус, где тренером был Пеле Воллитц, который воспитал таких футболистов как Леонардо Биттенкурт, Мартин Кобылянски. Я хотел пойти по тому же пути. К сожалению, тогда Воллитц ушёл из команды, а тренером стал Руди Боммер, который на молодёжь не рассчитывал. Тогда поступило предложение от «Фрайбурга», которое я принял и сейчас, оглядываясь назад, уверен, что сделал правильное решение.

 

Как прошла ваша первая встреча с Кристианом Штрайхом?

 

— (смеется) Когда я его увидел, понял, что могу с ним заговорить. Для меня трудно было это понять, но для всех остальных это было в порядке вещей.

 

Он – хороший человек?

 

— Да, очень.

 

Вы до сих пор обращаетесь к нему на «Вы»?

 

— Он разрешил мне обращаться к нему на «Ты», но это не отменяет факта, что я его очень уважаю.

 

Фрайбург отличается от Берлина, а Рурская область отличается от Берлина и Фрайбурга. Вы хорошо чувствуете себя здесь?

 

— Конечно. Я чувствую себя очень хорошо здесь. Тут играют отличные ребята, которые очень тепло принимают новичков.

 

Жители Дортмунда узнают вас на улицах города?

 

— Меня не так часто можно найти в городе. В лучшем случае, я могу прогуляться вокруг озера Феникс.

 

Перед трансфером в Дортмунд вы сказали: «Боруссия» – самый страстный в мире клуб». Это правда?

 

— Да, в любом случае. Это большой клуб с фантастическими болельщиками, которые всегда обеспечивают футболистов поддержкой и захватывающей атмосферой. Особенно мне запомнилась игра в Майнце. Тогда у нас был спад, на дворе – будний день, а они всё-равно приехали и всей душой нас поддерживали.

 

Футболисты дортмундской «Боруссии» здесь как под горящим стеклом? Вы чувствуете давление?

 

— В целом, нет. Я не люблю много времени проводить на публике, это не моё. Я редко долго остаюсь в центре каких-либо событий. Именно поэтому всё в порядке.

 

А каково играть перед 80,000 болельщиков, которые хотят увидеть 4:0, 3:0 и в худшем случае 2:0 в пользу их любимой команды?

 

— Изначально было непривычно. В Фрайбурге мы играли перед 25 тысячами болельщиков – столько же вмещает Южная трибуна «Вестфаленштадиона». Но было приятно чувствовать, что теперь они болеют за тебя, а не против.

 

Что случилось после такого звёздного старта чемпионата Германии? Что стало причиной спада команды?

 

— Мы не можем это объяснить. Порой удача была на нашей стороны, например, в матче против «Аугсбурга» на выезде (2:1), в домашнем матче против «Лейпцига» (2:3) мы играли хорошо, но там нам не повезло. Вскоре всё это пропало.

 

Осенью вы отпраздновали дебют в Лиге Чемпионов – и сразу же матчем с мадридским «Реалом». Каково это?

 

— В первые минуты важно было прийти в себя. Смотря на них [футболистов «Реала»], на их опыт, уверенность в своих силах – у соперников со всей Европы могут возникнуть проблемы в матчах с мадридским клубом. Лично для меня сбылась мечта. Когда слышишь этот гимн, мурашки бегут по коже. Хочу вновь это прочувствовать.

 

При Петере Штёгере к игре «Боруссии» вернулась удача, результаты утешительны. Тем не менее, игру команды всё-равно критикуют. Вы думаете, критика обоснована?

 

— Петеру Штёгеру сразу удалось многое изменить. Мы стабильно играем в обороне и забиваем на гол больше своего соперника, что приносит нам положительные результаты. Но, конечно, в последние годы от такого клуба ожидают большего.

 

Новый тренер пришёл в то время, когда вы были травмированы. Это было для вас проблемой?

 

— Сначала я подумал, что и вовсе не смогу сыграть в сезоне 2017/18 из-за травмы. Для меня было важно беседовать с тренером, узнать его мнение обо мне и то, где он видит меня в команде. После процесса реабилитации я очень хорошо чувствовал себя.

 

С первого круга немного изменилась кадровая ситуация – на поле вернулись Андре Шюррле и Марко Ройс.

 

— У любого футболиста, который приехал в Дортмунд нет гарантий, что он будет играть в стартовом составе. Я очень рад за Шюррле, потому что прежде ему было очень сложно и его репутация перед болельщиками не была на должном уровне. Качественных футболистов в атаке у нас хватает, но конкуренция всегда заставляет работать ещё больше. Мне не нужно прятаться.

 

Маттиас Заммер в начале сезона сказал, что, если вы стабильно сможете демонстрировать хороший футбол на достойном уровне, то рано или поздно станете игроком национальной сборной. Это ваша цель?

 

— Я не думаю о сборной. Мне приятно, когда кто-то вроде Маттиаса Заммера говорит подобное. Но я ещё далёк от этого. Моя главная цель на данный момент состоит в том, чтобы вернуться на прежний уровень своей физической формы, а после – быть стабильным. Пока меня там нет, я не буду об этом думать.

 

За вашу успешную игру в прошлом сезоне «Боруссия» заплатила 20 млн. евро. Для вас это неприятно?

 

— На самом деле, да. Судя по тому, что происходит на трансферном рынке в последнее время, приходишь к выводу, что всё зашло слишком далеко. Только от нас, игроков, это не сильно зависит. Это всё рынок. Много трансферов совершали за невероятные суммы. Это безумие. (смеется)

 

Что для вас означает ваша христианская вера?

 

— Моя вера придаёт мне много сил и хватки, а также гарантирует, что я всё ещё знаю, кто я.

 

У вас есть татуировка: «Надежда – это не сон, а способ воплотить мечты»…

 

— Я увидел это высказывание в фильме «Левша», и оно вдохновило меня.

 

Какова ваша следующая надежда?

 

— Задача вместе с командой состоит в том, чтобы напрямую квалифицироваться в групповой этап Лиги Чемпионов, а что касается лично меня – оставаться здоровым.

 

Мы говорили о 9 месяцах, богатых на события. Какое событие может быть всему окончанием?

 

— Девять месяцев взлётов и падений. Теперь мы достигли стабильности. Лично я очень рад быть игроком «Боруссии» Дортмунд. Надеюсь, здесь я пробуду долго.

 

Специально для участников группы Borussia Dortmund интервью Максимилиана Филиппа изданию Ruhr Nachrichten перевёл Kostya Stepanyuk.

Новость разместил: Olafur 27.03.18 16:10
Количество просмотров: 521
Понравился материал? Напишите об этом!
  • 27 Mar, 16:29 Olafur
    Жаль, что травму крайне не вовремя получил, при осенней форме мог гарантированно в основной состав проходить, и, кстати, вместе с Батшуайи по-прежнему является лучшим бомбардиром Боруссии в нынешнем сезоне
    favorite replyОтветить
  • 27 Mar, 17:01 grig
    Филипп не кладезень техники, но игрок с сильным характером, такие обычно добиваются своего. Что ценю, он нацелен на результат, а значить его обязательно прорвет.
    favorite replyОтветить